ЮРЬЕВ ДЕНЬ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

СУТЬ ПРАВИЛЬНОЙ РЕФОРМЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ

Сегодня бегство из казенной школы стало единственным способом выражения протеста наиболее смекалистой и предприимчивой части населения против просветительской политики власти на Руси. Как в старину, измученные крепостничеством, сперва сотни, а затем уже и тысячи духовных рабов, оплатив барину “выход”, празднуют Юрьев День мнимого освобождения от казенного просвещения. Мнимого, потому, что на самом деле нынешние “казачки” отнюдь не избавились от идиотизма казенной школы. Они лишь сменили форму и длину поводка. И фасон ошейника. Оставшись по существу в “магнитном поле” бюрократического кретинизма и предательской “болонской” безответственности.

Реформа бегством – удел избранных, сумевших заработать копейку, чтобы из собственного кармана потешить себя иллюзией “новой” – домашней – школы, сотворенной в эксклюзивном семейном микрокосме. Если такая школа создается профессионалами — педагогами, у нее есть шанс состояться. Но много ли профессионалов среди т.н. “анскулеров”? Их там скандально мало. И не случайно. Профессионал-педагог не способен средствами своей профессии сотворить достаточный капитал, позволяющий на его основе создать удельный образовательный “рай” для своего отдельно взятого чада. И именно они – профессионалы – редко позволяют себе риск автономного эксперимента за пределами казенной СИСТЕМЫ. Потому что профессионально понимают утопичность и бессмысленность соперничества с казенным просвещением — и системностью, и финансами, и аккредитацией.

Бегство из казенной школы — разновидность публичной истерии, возникающей вследствие гражданской слабости и трусости родителей на фоне достаточно развитой способности критического мышления. Далеко не многие родители сегодня способны осознать, даже не примитивном уровне, губительность действующей системы просвещения для детских умов и душ. Основная же масса родительского корпуса и вовсе не замечает критического состояния отечественного просвещения. Сегодняшние родители вчера еще сами только покинули стены скверной казенной школы. И для них там не происходит ничего сверхъестественного: «И мы так учились. И выучились. И устроились в жизни. И дети наши пойдут по нашим стопам. А как иначе?»

Мудрая власть поощряет бегство из школы немногих «отщепенцев». И даже пытается смягчить его. Как может. Умного чиновника не может не беспокоить альтернатива иного протеста. Когда организованные родители потребуют от него принципиально иного качества работы — в масштабах всей системы. Потребуют настойчиво и бескомпромиссно. Не гнушаясь силовыми акциями, которые не обязательно мордобой. Сила бывает не только мускульной. Есть еще сила общественного мнения. И много еще есть прочих общественных сил, способных существенно повлиять на чиновных шакалов и их отношение к нашим детям.

Чтобы включить эти дремлющие силы нужно лишь по-настоящему любить и уважать своих детей. И самих себя. И понимать неизмеримо бесконечную ценность невозобновимого времени детства.

Но кто и когда учил нас — потомков лживых, трусливых и вороватых «совков» – уважать себя? Или своих детей? Мы — конформисты, несущие в генетической памяти страх любого протеста, посеянный там всемогущими опричниками безумных строителей коммунизма. Они сумели вышибить остатки рефлексивной автономной воли из наших отцов, дедов, прадедов, превратив их в «лагерную пыль» по обе стороны периметра колючей проволоки, отделившей их от свободного мира. И от самих себя. Вернее от человеческого в них самих. А что может быть человечнее заботы о своих детях?

История Руси со времен Симеона Полоцкого и Феофана Прокоповича и вплоть до педагогов-новаторов конца ХХ века несет в себе богатейший позитивный опыт строительства настоящей гуманной системы просвещения и школы для детей. Этот опыт незаслуженно забыт и невостребован. Но он есть и может стать теоретическим фундаментом возрождения отечественного просвещения. Необходимо изучать и использовать его в реформе Русской школы. И если сегодня этого не происходит, то отнюдь не из-за конкуренции болонского безумия. И не из-за недостаточности финансирования или кадрового обеспечения. Все куда хуже.

На Руси осталось критически мало настоящих родителей, способных и готовых в союзе с немногими настоящими педагогами создать массовое общественное движение цель которого заставить казенную школу развернуться лицом к нашим детям. Такое движение, с которого лет 30 тому назад началась знаменитая Перестройка. Тогда оно называлось Движением за реформу Советской школы. И развивалось оно вместе с Движением Творческих Учителей (Новаторов). И достигло таких успехов, которые нам только предстоит еще осознать. И если эти два потока реформаторства были в начале 90-х годов — на взлете — оборваны, в том нет их собственной вины. Потому что не может продолжаться реформа Советской школы, очутившись вдруг на кладбище Советской власти – в могиле вместе с СССР. Но это уже не вина реформы просвещения, а ее беда. И это наша общая беда, когда после взлетов и триумфов педагогического гуманизма 80-х гг ХХ века отечественная школа превратилась в школу для «негров» и болонских дебилов.

В XIII-XIV веках в Европе кончились свободные земли и тамошнему мужичку стало некуда бежать от усиливающегося гнета паразитов-феодалов. Пришлось самоорганизовываться и браться за оружие, отстаивая свою свободу. Так, в конце концов, возникли европейские города и европейская демократия, на которую мы сегодня смотрим с завистью.

На Руси свободных земель еще долго хватало всем. И мужичкам было куда сбежать от оборзевшего барина. Вплоть до самого XIX века. А когда бежать стало некуда, рвануло — в 1917 году. Да так, что и по сей день земля под нами ходуном ходит…

Вы поняли мой намек?

Так что мы будем делать дальше? Бежать из казенной школы в пустыню автономного дилетантизма? Или браться за казенную школу всем миром и делать ее такой, какой она нам нужна? Ведь, в конце концов, она создана за наши с вами деньги. И это действительно наша школа. Зачем же мы так тупо и трусливо сдали ее в плен чиновникам? А теперь бежим от позора? Обманывая сами себя?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор записи: didaktnik

2 мыслей про “ЮРЬЕВ ДЕНЬ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

    PatrickLange

    (Июль 22, 2018 - 8:43 дп)

    Казённые были до революции, бюджетные сейчас. Суть одна и та же. Домашнее обучение — это не лучше и не хуже, это просто другое.

    Никита Мирошниченко

    (Июль 28, 2018 - 2:57 дп)

    “Казенные” и “бюджетные” в данном случае синонимы. Поскольку источник финансирования один и тот же: государство, у которого что “казна”, что “бюджет” суть одно и то же. “Домашнее обучение” это “другое” по форме. Но по существу, то есть по тому, как там не умеют учить детей, это одно и то же – фестиваль дилетантизма, понапрасну растрачивающий невосполнимый ресурс детства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *