ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПЕДОФИЛИЯ

1. ИГРА.

ИГРА — занятие детское. И очень важное: то, что и как мы делаем в детстве потом, когда взрослеем, определяет всю нашу взрослую жизнь. В играх, шутя и кривляясь, формируются навыки, привычки и сценарии судьбы человека. В игре, «понарошку», отрабатываются навыки, без которых не построить правильной взрослой жизни. Игра, порою, похожа на «взрослые» дела. Но без конечного «взрослого» результата. И без «взрослых» атрибутов, вместо которых – «понарошку» – условности и символы: веточка — пистолет, стул – автомобиль, конфетные фантики — деньги, случайный прохожий — колдун… Процесс игры совершается ради самого процесса, смысл которого в нем самом. Игра — это отработка навыков «взрослого» поведения и «взрослых» отношений. Где за ошибки не наказывают. Или наказывают несильно — шутя, условно. Вроде бы, как наказывают. Суть игры — имитация поступков и действий взрослых, которые воспринимаются, как образцы для подражания. А иначе как научиться быть взрослым?

Ошибки в игре неизбежны. Они там простительны. И даже необходимы. Пока учимся. Ведь «первый блин — комом». Ошибки игры не страшны, потому что поправимы. С демонстрацией верной модели поведения: как было-бы надо, чтобы правильно. И с наказанием — символичным, как все в игре. Которое бывает и обидно, и, порою, болезненно. Чтобы лучше запомнилось. Но не травматично. Хотя это уже «мягкий» прообраз будущей взрослой казни — за нарушение законов взрослого бытия – жесткой и, если надо, жестокой. Которая уже болезненна не по-детски. И ждет каждого, кто не научится в детстве играть. По правилам.

Есть второе не менее важное детское дело – УЧЕБА. Сперва это — разновидность игры. Если дети где-то почему-то не хотят чему-то учиться или учатся плохо, то только потому, что взрослые лишили учебу очарования игры, ее аромата бездарно скучным казенным отношением к ее организации.

Когда дети выходят следом за взрослыми на улицы, чтобы поучаствовать в митингах и демонстрациях, они сперва играют в политику, а затем, незаметно для себя, переходят к ее изучению. Сами того не подозревая. И в этом, казалось бы, нет ничего страшного: пускай учатся, как быть хозяином в своей стране. Как управлять чиновниками. Как взаимодействовать с властью. Это полезно. И безопасно, если играть по правилам и, если различать порог, за которым детская игра «в политику», исчерпав свой дидактический потенциал, незаметно перетекает во взрослую политику — рискованную и подлую, согласно ее функциональной природы. Где игрушками становятся сами дети.

2. ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ.

Играют в игры не только дети. И у взрослых есть свои игры, в которые они играют в свободное от работы время: занимаются спортом или «болеют», наблюдая, как потеют за них на футбольном поле или на ринге другие. Убивают животных на охоте – не с голодухи, ради спортивного интереса. Играючись, ловят рыбку, чтобы потом – под ушицу и с водочкой – поговорить душевно. Или чтобы отпустить великодушно: плыви себе с Богом. А еще гоняют шары на биллиарде. А еще расписывают «пульку». Любители войнушки, не служившие в армии или отслужившие срочную писарем, поваром или на складе утоляют нерастраченную страсть к марш-броскам, к погоням и пострелушкам пейнтболами и страйкболами. Где пуляют друг в дружку безобидными шариками с краской или пластмассовыми кругляшами. И где после «битвы» «победители» и «побежденные» солидарно обмывают «победу» за общим столом — в складчину.

По-разному резвятся взрослые, не доигравшие в детстве. Иногда, заигравшись, они теряют ощущение предела, за которым игра перерастает быть сама собой и когда можно и доиграться…

Последнее время в России растет популярность игры «в демократию». Это когда взрослые, назвавшись понарошку «оппозицией», ругают власть в интернете, разгуливают толпами по улицам с плакатами и флагами и грозят чиновникам на митингах сотворить им какую-нибудь «каку». Если те не возьмутся за ум и не станут в одночасье белыми и пушистыми. По щучьему велению.

Разумному человеку, неискушенному в психиатрии, трудно догадаться: как такие скандалы могут заставить власть измениться? Ведь если чешется рука, нужно чесать руку, но не голову или ногу. И если не нравится чиновник, нужно просто выгнать его из кабинета, сесть на его место и самому рулить процессом. Или посадить там своего человека. Если уверен, что тот лучше справится со всем этим. Однако, возмущенные властью оппозиционеры лишь мусорят на улицах, устраивают шумные потасовки с полицией под окнами жилых домов, мешая жить их обитателям и нарушая нормальный ритм жизни большого города, мешая движению транспорта, пешеходов… И при этом свято верят, что чем больше людей будет охвачено скандальным безумием, тем скорее власть переменится и из плохой станет хорошей. 

Безумие охватывает не только отдельных людей, но и целые сообщества. И развивается постепенно: от невроза – к неврастении и далее – к более глубоким поражениям психики, когда человек теряет контроль над собой и переходит под внешнее управление. Сегодня на наших глазах это происходит на улицах Москвы. В 2013-2014 годах такое же совершалось на улицах Киева. Начальные стадии массового психического заболевания внешне похожи на игру. Но по мере развития последствия «игры в демократию» становятся все более угрожающими. Тем понятнее, и уже не только психиатрам, что это уже далеко не игра.

UKRAINE-CRISIS/YANUKOVICH

Переделать сознание миллионов взрослых невозможно, если в детстве учеба обошла их мозги стороной. Но можно ограничить их поведение рамками законов: понятных и строгих — обязательных для всех. Чтобы разные люди могли ужиться друг с другом. Через не хочу. Хотя бы из страха перед наказанием — за нарушения закона. В этом, собственно, предназначение государственности.

Законы — это правила, делающие взрослые игры безопасными. И пока «оппозиция» (так называют себя романтические уличные протестанты) этим правилам следует, ее игры безопасны и экзотичны. И для игроков, и для их соотечественников. Но бывает, что, заигравшись, протестанты нарушают правила… И тогда может быть больно. Согласно закону. Сами виноваты – следуйте правилам.

3. ДЕТИ В НЕДЕТСКИХ ИГРАХ.

Игры детские и игры взрослые во многом схожи. Но есть отличия. И те, и другие совершаются по правилам. Но взрослые изучают правила до начала игры. Чтобы потом, играя, получить конкретный результат. Помимо самой игры. Детские же игры начинаются спонтанно. И лишь по ходу несмышленыши начинают догадываться о необходимости правил. Когда соперничество постепенно, само собой, доводит до понимания, что игра чревата скандалами, ссорами и драками, если не придерживаться каких-то правил. Так игровое соперничество порождает игровую кооперацию и… так дети постигают из собственного опыта два главных закона общественного бытия: СОПЕРНИЧЕСТВА и КООПЕРАЦИИ.

Молодняк с рождения слепо копирует поведение старших. Это называется «импринтинг». Дети «автоматически» и безоценочно – играючись – повторяют следом за взрослыми их поступки, слова и мысли. Старательно копируя новое для себя поведение. На этом строится педагогика. И замыслы провокаторов. Которые для того и затеяли эту бузу, чтобы следом за взрослыми балбесами выманить на улицы детей. Тогда в общей массе протестного замеса, когда психика «революционеров» вскипит и в ней растворится память о правилах игры в «демократию», полиции будет трудно различить в беснующейся уличной массе детей и взрослых. И прольется кровь. И детская тоже. И тогда на улицу выйдут мстить за обиженных малышей возмущенные родители. Которые иначе бы ни за что на свете не стали бы протестовать на улицах.

В 2013 году в Киеве несколько месяцев подряд пара сотен проплаченных провокаторов раскачивали горожан на протест. И всякий раз безрезультатно. Потому что основной массе киевлян было ясно: им не по пути с шантрапой. Но стоило пролиться детской крови и город взорвался ненавистью к «мусарне» и ее хозяевам. Тем более, что к властям Украины у людей было немало других претензий. И государственность рухнула. И потерялся Крым. И умылся кровью Донбасс… В суматохе, под шумок, к власти пришли конченные мерзавцы. По сравнению с которыми свергнутые воры из Партии Регионов — выглядели ангелами.

Теперь этот же сценарий разыгрывается в Москве.

4. ДЕТИ НЕ ИГРУШКИ.

У хороших родителей дети не играют во взрослые игры. Пока не повзрослеют.

Политика — не игра. Это профессия. Со своими законами и правилами — писанными и неписанными. И если хочется политического успеха, нужно не только усвоить теорию, но и получить собственный опыт ее применения и использования.

Но над всеми законами и правилами есть одно единственное и нерушимое: ДЕТЯМ НЕ МЕСТО В ПОЛИТИКЕ. Оно коренится в инстинктивном императиве, выработанном Эволюцией для нашего биологического вида: жизнь и благополучие Детеныша — священны. Это высшая ценность. Сакральная! И те, кто посягают на нее, не просто преступники. Это выродки — человекообразные существа с «кривым» генофондом, где отсутствует главное правило выживания нашего вида. 

Использование политиками детей в качестве игрушек — самое тяжкое уголовное преступление. Это та же педофилия. Политическая. И это пора отразить и закрепить в общественном сознании и в уголовном законодательстве.

Молодежь всегда были соблазнительным «лакомством» для политиков. Ведь это так просто: обмануть несмышленышей — доверчивых, простодушных, отчаянных и наивных, готовых жертвовать собой во имя всего хорошего ради всего плохого. И не ведающих ни ценности собственной жизни, ни где граница между Добром и Злом. Особенно когда взрослые выдают Зло за Добро.

В отечественной истории тьма примеров постыдного использования человеческих детенышей в качестве строительного материала взрослых политических проектов. Как жертвенных животных:

«Небо над станцией Круты»: http://56didactnik15.livejournal.com/13906.html

«Крестовый поход детей»: http://56didactnik15.livejournal.com/50642.html

«Школьники и революция»: http://56didactnik15.livejournal.com/53369.html

«Политическая технология «они же дети» в России»: http://56didactnik15.livejournal.com/58277.html

И сегодня позорные спекуляции детством продолжаются. Слишком соблазнителен детский ресурс. И по доступности, и по доверчивости, и по дешевизне и, что особенно «приятно», по безнаказанности — за его эксплуатацию. Когда детей учат «бороться за свободу», бросая под полицейские дубинки и под гусеницы танков (как на площади Тяньаньмэнь или в степях Донбасса), это преступление. Тягчайшее! И виновны в нем не те, кто без разбора лупит по головам дубинками, разгоняя протестную толпу, «вышедшую из берегов». Стражи порядка защищают в данном случае не власть. Они защищают законность. И порядок. И они искусственно поставлены в такие особые — критические — условия, когда профессиональные инстинкты неминуемо конфликтуют с аналитическими функциями нервной системы любого нормального человека. И когда дефицит времени для принятия решения не оставляет возможности осмыслить разумно: каков возраст нарушителя общественного порядка и какова на самом деле угроза, которую он несет в себе?

Избиение «младенцев» на совести провокаторов уличных побоищ «за демократию». Это их рук дело. Хотя не их руки держат полицейские дубинки.

Политика — это не детская игра. И потому долг каждого разумного взрослого любой ценой помешать политически озабоченным баранам обращать наших с вами наивных несмышленышей в жертвенных ягнят, вовлекая их в уличную свалку, не имеющего ничего общего ни с подлинной борьбой за власть, ни с подготовкой к ней.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Автор записи: didaktnik

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *