4. АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ.

3.3. БИОХИМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ АГРЕССИИ

Сперва ученые искали источники агрессии в разных анатомических субстратах и для этого разные формы и типы агрессивного поведения связывали с деятельностью особых нейроанатомических структур. Было установлено, что центры агрессии (нападение на жертву) находятся в различных участках гипоталамуса и среднего мозга, ответственных также за возникновение ярости и гнева. Позже их обнаружили в лимбической системе – в миндалевидном ядре: средние и задние участки которого инициируют защиту, «окрашенную» страхом и гневом, а передние и боковые – вызывают бегство.

ФИЗИОЛОГИЯ.

Естественные истоки агрессии дочеловеческой (инстинктивной) и человеческой (разумной) скрыты в самых потаенных глубинах центральной нервной системы – в структурах «переднего мозга»: самых старых отделах коры больших полушарий, среди которых – древнейший – т.н. «палеокортекс» (древняя кора), именуемая метафорически: «рептильный комплекс» (смотри подробнее: «Головной мозг: структура и функции» (https://didaktnik.ru/golovnoj-mozg-struktura-i-funkcii/). Поэтика самого имени обусловлена тем, что такие нейронные структуры возникают в истории эволюции живых видов впервые у рептилий и в дальнейшем существуют в качестве непременного элемента нервной системы у всех эволюционных «наследников» пресмыкающихся – вплоть до «человека разумного». Хотя эти клеточные структуры головного мозга можно было бы с тем же успехом назвать «рыбьими» («ихтио-комплекс»), поскольку у рыб они присутствуют так же, как и у змей, черепах, крокодилов и ящериц.

«Рептильный комплекс» (далее – РК) занимает 0,6% площади коры головного мозга. Его образует один слой нервных клеток, не отделённых какими-либо анатомическими образованиями от подкорковых структур. Функции РК:

– агрессивное поведение

– торможение любой активности

– охрана своей территории

– ритуальное поведение (зачатки педагогики: «повторение – мать учения»)

– поддержание социальной иерархии в виде безоговорочного подчинения высокоранговым особям.

Названные поведенческие программы исполняются бесстрастно – при полном отсутствии какой-либо эмоциональной окраски – неукоснительно послушно и безапелляционно, буквально так, как это прописано формулами генетического кода.

РК обслуживает работу еще более архаичных мозговых структур и в первую очередь гипоталамуса, отвечающего за:

1) вегетацию (возбуждение, активация),

2) эндокринную деятельность (связь внешних и внутренних восприятий с функциями сердечно-сосудистой системы),

3) обмен веществ,

4) регуляцию температуры тела, водного обмена, пищевого обмена,

5) агрессию, оборону,

6) голод, жажду, секс.

БИОХИМИЯ.

Углубленные исследования показали, что в агрессивных реакциях переплетены процессы самого разного анатомического и биохимического происхождения. Например, у слепых животных повышается уровень территориальной агрессии. Они нападают чаще и дольше, очевидно, потеряв обратную связь об эффекте своего поведения, например, не замечая жестов подчинения противника. Утраченное обоняние усиливает родительскую агрессию и может вызывать каннибализм материнского животного по отношению к своим детенышам.

Тогда агрессию стали искать еще глубже – в биохимии: во взаимодействии гормонов и нейротрансмиттеров.

Гормоны выделяются из желез и попадая в кровь, переносятся ею, выполняя функции диффузной и долговременной регуляции.

Нейротрансмиттеры действуют кратковременно и локально в синапсах нервных путей и могут подвергаться целенаправленному влиянию фармакологических веществ.

Обе системы — гормональная и нейротрансмиттерная — воздействуют друг на друга: нейротрансмиттеры влияют на способность связывания гормонов в тех местах, где они могут оказывать свое специфическое воздействие. Так была установлена связь мужского полового гормона с агрессивным поведением, сопровождавшимся ростом уровня концентрации тестостерона в плазме крови.

Тестостерон — основной мужской половой гормон – «топливо» агрессивного поведения. Он синтезируется из холестерина в семенниках у мужчин, а также яичниками женщин и корой надпочечников – и у мужчин, и у женщин, и играет важную роль в производстве сперматозоидов, влияет на развитие костной и мышечной ткани. Уровень тестостерона у мужчины может существенно влиять на настроение. В женском организме он выполняет функцию распределения жировой ткани, регулирует половое влечение и сексуальное здоровье, отвечает за созревание фолликула во время овуляции.

Уровень тестостерона зависит от физической активности, образа жизни, питания…

Гормон участвует в развитии мужских половых органов, вторичных половых признаков; регулирует сперматогенез и половое поведение, а также оказывает влияние на азотистый и фосфорный обмен.

Тестостерон в качествен специальных добавок к питанию используют спортсмены для набора мышечной массы и силы.

Выделение тестостерона и повышение его концентрации в организме запускает работу инстинктов: стремление – к доминированию, к росту социального ранга, к сексуальной активности, к самоутверждению, к победе над соперниками, к построению иерархии. Он ослабляет эмпатию и увеличивает влечение к жестоким и насильственным поступкам – к агрессии и насилию.

Концентрация тестостерона зависит от околосуточных ритмов (циклической смены дня и ночи). Она изменяется на протяжении жизни и в периоды психобиологических кризисов: рождение, пубертатный период, беременность. У шимпанзе уровень тестостерона и его способность к спариванию в пубертатный период почти удваиваются и достигают высшего уровня в период зрелости; параллельно изменяется степень агрессивности в территориальном поведении и в доминировании.

Опыты на животных показали, что уровень концентрации в плазме крови тестостерона, более тесно соотносится с защитной агрессией, связанной с гневом, чем с агрессией по отношению к добыче. Если самок маскулинизировали с помощью андрогенов, они становились склонными к угрозам и нападению и демонстрировали типичное территориальное поведение. Перинатальное введение тестостерона самкам млекопитающих (включая человека) приводило к развитию самцовой агрессивности. Если самцы мышей, выросшие в условиях изоляции, убивали в три раза чаще, чем самки (40 против 10%), то введение тестостерона поднимало показатели агрессивного поведения самок, приводящего к убийству, до 65%.

Другие гормоны – беременности – повышают родительскую агрессию матери, необходимую для зашиты детенышей.

При достижении успеха или при столкновении с неудачей (в ситуации соревнования) и в течение нескольких последующих часов уровень тестостерона в крови повышается или соответственно снижается, а вместе с ним изменяется настроение человека. С показателем уровня тестостерона коррелирует и недостаток устойчивости к фрустрации.

В последнее время нейротрансмиттеры все больше связываются с агрессивными способами поведения, причем располагаются в следующем порядке по значимости: серотонин (из группы индоламинов), норадреналин, допамин и ацетилхолин (норадреналин и дофамин принадлежат к группе катехоламинов).

Влияние нейротрансмиттеров переплетается с воздействием гормональной системы и с генетическими различиями. К этому добавляются околосуточные и сезонные колебания (как в случае серотонина), а также монотонное убывание с возрастом (для норадреналина). Околосуточным и сезонным колебаниям концентрации серотонина сопутствуют изменения эмоциональной лабильности и готовности к гневной защитной агрессивной реакции. Эта периодичность напоминает зафиксированные у человека сезонные колебания частоты убийств и самоубийств.

Многочисленные исследования, в которых фиксировались продукты распада норадреналина, обнажили существенную роль ситуационных обстоятельств, таких как степень знакомства с экспериментальной ситуацией, предсказуемость события, интенсивность мышечной активности и многие другие.

Повышенный уровень адреналина указывает на «гнев, направленный вовнутрь» (страх), а повышенный уровень норадреналина — на «гнев, направленный вовне».

Допамин, аналогично норадреналину, облегчает возмущенную и защитную агрессию. Серотонин, напротив, подавляет обе формы агрессии.

Агрессия – это генетически глубоко укорененная приспособительная система. В основе возбуждения и торможения агрессивного поведения – нейробиологические процессы, отягощенные и усложненные у человека когнитивными процессами

(продолжение следует).

3.4. БИОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ АГРЕССИИ

На поведенческом уровне агрессия проявляется, когда живой организм испытывает температурный дискомфорт или ощущает проблемы с удовлетворением сексуальной нужды или потребностей в пище и воде… Тогда-то и формируется его готовность к ответной – агрессивной реакции на ситуацию, адресованной ее сенсорно воспринимаемым причинам и источникам. Готовность к агрессии активизируется также на фоне нарушения обмена веществ, сердечно-сосудистой недостаточности и может быть адресована любым объектам, оказавшимся в тот момент в зоне досягаемости агрессора. Агрессия – наиболее вероятный и неизбежный ответ на любое проявление прямого и недвусмысленного посягательства:

– на территорию, несущую метки принадлежности данной животной особи,

– на социальный статус в иерархии некоторого животного сообщества: неповиновение воле высокоранговой особи, претензии на те или иные ресурсы, являющиеся привилегией особей с высшими рангами…,

– на возникновение препятствий проявлению любых форм субъективной активности,

– на сексуальных партнеров особи,

– на пищевые и водные ресурсы, которые особь считает своими и которые, поэтому, несут на себе ее метки.

ФАКТЫ:

Ярких коралловых рыб нельзя держать в небольшом аквариуме больше одной особи каждого вида. Если поместить в аквариум несколько рыбок одного вида, после яростных баталий в живых останется лишь самая сильная.

Рыбы же разных видов мирно уживаются друг с другом.

В открытом море побежденный бежит с территории победителя, а тот вскоре прекращает преследование. Но в аквариуме, где бежать некуда, победитель добивает побежденного. Он занимает весь бассейн и непрестанно атакует остальных.

По отношению к собратьям по виду рыбы гораздо агрессивнее, чем по отношению к рыбам других видов. Они не случайно ярко окрашены. И не случайно их цвета сочетаются с воинственностью и оседлостью. Цвет адресован собратьям по виду, как символ опасности. Пресноводные рыбы расцвечивают свои «наряды» лишь, охваченные «любовью» или духом борьбы. Окраска – индикатор настроения. Страх облекает рыбу в неприметный маскировочный цвет. Агрессивные коралловые рыбы изменяют цвет, отходя ко сну, становясь незаметными. Яркие цвета делают их приметными и узнаваемыми на большом расстоянии. Узнавание особи своего вида и сокращение дистанции с нею, воспринимаемое, как признак посягательства на территорию, вызывает яростную агрессивность, направленную на защиту территории и расположенных на ней ресурсов.

Как расцветка рыб, как и песни птиц издали оповещают собратьев по виду: у участка есть хозяин, готовый его защитить.

И так не только у рыб, но и у других животных.

3.5. МЕЖВИДОВАЯ БОРЬБА: АГРЕССИЯ ИЛИ ОХОТА?

Агрессия, как форма внутривидовой борьбы за существование, проявляется в формах наступления и обороны. Ее не следует путать с охотничьим – межвидовым поведением представителей разных видов, связанных друг с другом «пищевой цепью».

Дилетанты представляют взаимоотношения “диких зверей” как кровожадную борьбу всех против всех. В доказательство они провоцируют схватки, к примеру, бенгальского тигра с питоном, питона с крокодилом, которых в естественных условиях быть не может. Какой смысл одному из этих зверей уничтожать другого? Ни один из них жизненных интересов другого не затрагивает! И никто из них не является кормом другого.

Межвидовая борьба соединяет хищника и добычу исключительно пищевой необходимостью. Поэтому их отношения никогда не приводят к полному уничтожению видов. Между ними устанавливается равновесие, выгодное для обоих видов.Последние львы издохли бы от голода гораздо раньше, чем убили бы последнюю пару антилоп или зебр, способных к продолжению рода.

Конфликт хищника и добычи нельзя назвать агрессией, т.к.  физиологические мотивы поведения ОХОТНИКА и БОЙЦА (ВОИНА) различны. Убивая буйвола, лев не испытывает агрессивности. Как и волк или собака, преследуя на охоте зайца. Они не переживают гнева, злости, но лишь – азарт, воодушевление. Рычание, прижатые уши и другие выразительные движения, обозначающие боевое поведение, можно обнаружить у охотящихся хищников лишь тогда, когда они боятся своей вооруженной добычи, если та готова сопротивляться или если их пытаются ее лишить.

Но непреодолимого барьера между агрессией и охотой нет. И в некоторых ситуациях охота, незаметно для ее участников, может превратиться в агрессию, причем Агрессором может оказаться Добыча, а Охотник – Жертвой.

Каждое «вооруженное» животное яростно сражается, если у него нет возможности бежать. Термин «вооруженность» предполагает наличие у твари естественного оружия, которое можно использовать в целях обороны: рога, клыки, когти, копыта, клюв, могучий хвост или хобот… “Контратака” добычи против хищника очень похожа на подлинную агрессию. Особенно у стадных животных, которые скопом нападают на хищника, атакующего члена стаи. Нападение на хищника-пожирателя имеет смысл для сохранения вида. Даже когда контратакующий мал и безоружен, он причиняет хищнику неприятности.

Когда лисицу сопровождает по лесу кричащая сойка, когда вслед за кобчиком летит с предостерегающим щебетом стая трясогузок — охота для них испорчена. С помощью травли многие птицы отгоняют обнаруженную днем сову так далеко, что на следующий вечер ночной хищник охотится где-нибудь в другом месте.

Для самозащиты потенциальные жертвы «агрессии» вырабатывают способности выделять яды, кислоты, выращивать на своей поверхности шипы, панцири, принимать предупреждающую о готовности защищаться окраску: сочетания красного, белого и черного цветов. Оборона из последних сил, любой ценой, чего бы это ни стоило – даже ценой индивидуальной гибели – “сражаться, как крыса, загнанная в угол” – имеет смысл с точки зрения защиты вида. Поэтому, наблюдая отчаянную борьбу «до последней капли крови», в которую боец вкладывает все свои ресурсы, отказываясь от спасительного бегства, не рассчитывая на пощаду – это жертвенный подвиг особи во имя сохранения вида. Так создается репутация «рискованного корма». Который можно убить и даже слопать, но нельзя победить, сломив волю к сопротивлению. Такие подвиги совершают даже слабо вооруженные животные, если бегство невозможно из-за ограниченности пространства. И тогдастрах, стремление к бегству, сменяются “мужеством отчаяния сражения насмерть”. Либо если возникает необходимость защиты потомства или семьи – высших ценностей по сравнению даже с ценностью собственной «шкуры».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор записи: didaktnik

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *