АГРЕССИВНОСТЬ И ВОИНСТВЕННОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕДАГОГИКИ. Часть 2.

Оглавление.

4. Агрессия в современном обществе. Об эффективности разрешения социальных противоречий военным путем.
4.1. Возникновение разумной надстройки в общем комплексе психики гоминоидов.
4.2. Агрессия в общем комплексе психики Человека Разумного.
4.3. Инстинктивная составляющая человеческого социального поведения.
4.4. Мотивация агрессии – индивидуальной и социальной.
4.5. Ускорение темпов развития человечества. Табу инстинктивные и табу культурные (мораль).
4.6. Торможение и отмена агрессивного поведения. Энергетическое обеспечение морали. Эмоциональная составляющая морального акта.
4.7. Технологии управления агрессией.
4.8. Воспитание агрессии.
5. Причины искажения и деформации инстинкта агрессии у человека. Проповедь смирения.

4.1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ РАЗУМНОЙ НАДСТРОЙКИ В ОБЩЕМ КОМПЛЕКСЕ ПСИХИКИ ГОМИНОИДОВ.
Формирование зачатков разумной психики началось примерно 800 000 лет тому назад. И около 50 000 лет назад, судя по ископаемым останкам, уже существовала живая тварь, обладавшая физиолого-анатомическим обликом современного Человека Разумного. Внешне она выглядела вполне, как современные люди, но еще без культурного опыта, который предстояло накопить, выразить и закрепить в речи, в языке, в письменности за годы человеческой истории.

Разумная надстройка над бездной бессознательного психического формировалась в постепенно. Сперва человекообразное существо долго училось разумно выбирать из репертуара многочисленных и разнообразных инстинктов тот единственно верный и уместный, который безошибочно решал возникшую проблему. И только когда «правильного» готового инстинкта на «складах» подсознания не находилось, Разум приступал к выдумыванию новых моделей поведения, неизвестных в прошлом и, потому, необеспеченных наследственностью – не представленных молекулярными «текстами» генетического кода. С этого начинается История Разума, как особый этап Истории Человеческой Психики и, как Разумная История, когда человек уже не приспосабливается «вслепую» и «наощупь» к условиям внешней среды обитания, а разумно и активно формирует их для себя такими, какими они ему нужны, сперва в своем воображении, а затем из материи Природы.

В дальнейшем Человек окружает себя выдуманными рукотворными изделиями — артефактами, из которых складывается оболочка Человеческой Культуры, все более и все далее отделяющая Человека от его Естественной Природы и заменяющая последнюю Природой Искусственной.

С возникновением в Человеческой Психике разумной «надстройки» ИСТОРИЯ нашего вида ускоряется настолько, что начинает обгонять ЭВОЛЮЦИЮ вида. Исторические периоды всё более насыщаются переменами, происходящими уже не случайно и стихийно — в ходе «чисто» Естественного Отбора, а в результате игры человеческих ВОЛИ и РАЗУМА — новых могучих сил Природы, формирующих содержание истории человека. Которые он сам пока в себе плохо различает и понимает. И еще хуже с ними управляется.
Где-то в самой глубине дремучей темени времен, когда только разгорались первые искры предчеловеческой разумности, гоминиды научились поедать мясо. Сперва мясо падали, остававшееся после природных катастроф – наводнений, пожаров или украденное у хищников. Позже человекообразные научились умышленно и целенаправленно убивать животных с помощью специально изготовленных для этого орудий. И так из травоядных превратились в хищников. Появление мяса – источника белков – в рационе стало важной причиной изменения химического состава организмов и, что особенно важно, тканей головного мозга, получившего из белков мощную энергетическую подпитку. С тех пор головной мозг гоминид заработал с невиданной силой и разнообразием.

Первые примерно три десятка тысяч лет своей уже вполне человеческой истории человеческий разум совершенствовался, овладевая искусством охоты и собирательства.
Примерно 15-12 тыс лет назад Человек Разумный начал одомашнивать животных и научился их искусственно разводить, а 9-8 тыс лет назад он начал возделывать землю и кормиться плодами аграрного труда.

4-3 тыс лет назад он овладел добычей и обработкой металлов. После чего, очень скоро, стал строить города — сначала, как военные крепости для защиты плодов своего труда от «чужих». Позже оборонительные укрепления превращались в центры ремесел, торговли и администрации, нуждавшейся уже в защите и от зависти «своих». Так возникли первые островки (зародыши) новой — ГОРОДСКОЙ цивилизации, просуществовавшие последние 4 тыс лет в океане господствующего АГРАРНОГО (сельского) уклада. Пока, в ходе экспоненциального роста, не поглотили (особенно за последние сто лет) Аграрный Мир целиком, оставив его жалкие индустриализованные остатки в качестве придатков своей периферии.

Тысячу лет назад городская цивилизация стала интенсивно развиваться, постепенно поглощая и модернизируя аграрную, а вместе с нею и порожденные ею общественные отношения.

Однако, пока что не следует переоценивать роль и значение Разумного Поведения в совокупном репертуаре человеческих поступков. Инстинктивное — унаследованное поведение по-прежнему остается доминирующим и по своему удельному весу, и по значению. А разумное поведение еще долго останется тонким и зыбким «налетом» на иррациональной и непредсказуемой истории человеков, горделиво не желающих признаваться самим себе в своем животном происхождении, а, значит, игнорирующих животные (инстинктивные) истоки своего поведения и потому отказывающихся от их изучения и разумного управления.

ГЛАВНАЯ ТАЙНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ – ее двойственная и противоречивая структура и сущность:
• ИНСТИНКТИВНЫЕ (НАСЛЕДСТВЕННЫЕ) ПРОГРАММЫ ПОВЕДЕНИЯ и
• РАЗУМНЫЕ ПРОГРАММЫ ПОВЕДЕНИЯ, которые вечно спорят друг с другом, дополняя и опровергая друг дружку.

До недавнего времени люди считали собственное поведение всецело и совершенно разумным. Им казалось, что они сами «изобретают» и «придумывают» его с начала и до конца. По умолчанию считалось, что чем выше образование человека, чем престижнее учебное заведение, которое он закончил, чем больше он прочел книг, впитав, таким образом, массу чужой мудрости, тем он РАЗУМНЕЕ: тем правильнее поступки, которые он совершает в ответ на вопросы, задаваемые ему переменчивой и коварной Жизнью. Однако не случайно в человеческих языках сосуществуют понятия, обозначающие научную компетенцию и житейскую мудрость. Не зря самые высоколобые академики ведут себя, как неразумные детишки в «простейших» житейских вопросах семейной или личной (интимной) жизни. Что-то не помогает им здесь академическая премудрость. Почему-то сами психологи и психиатры, знающие все или почти все о своих клиентах и пациентах, не рискуют сами решать свои внутренние проблемы и обращаются к помощи коллег. Они мотивируют это, как правило тем, что разворачивая луч разума внутрь самих себя, им трудно преодолеть с его помощью густые облака эмоций, сохранив при этом его (разума) трезвую и беспристрастную «холодность» и объективность.

Что же мешает им сохранить свой Ум от «перегрева»?

Обо что он «трется» в плотных глубинах просвещенной Души?

Как спасти закаленный формальной ученостью, дипломированный Рассудок от убийственных перегрузок в контактах с загадочным содержанием неорганизованного Духа, способных аннигилировать его без остатка?

И почему нередко самые «простые» – необразованные и даже вовсе неграмотные люди оказываются многажды компетентнее в житейских вопросах, чем академики?
Есть ли вообще какая-то связь, зависимость между Научным Знанием и Житейской Мудростью? Или они принадлежат разным внутренним мирам человека, между которыми еще не наведены мосты, не протоптаны тропки?

Житейская мудрость всегда приходит с личным опытом. Ее накопление невозможно форсировать, скупив чужой опыт оптом или, зарывшись в библиотеки, фанатически выучив все учебники, сдав все, какие только можно, экзамены и зачеты. В библиотеках и архивах спрятана Чужая Мудрость, Чужой Опыт! А в жизни каждому приходится опираться исключительно на свой собственный. Причем почему-то в момент, когда нужно принимать единственно верное решение и совершать Поступок наша разумная ученая память отказывает нам в помощи и приходится действовать наугад, спонтанно, интуитивно, опираясь на какую-то иную память. Как бы накануне мы ни готовились к этому моменту, формируя заранее разнообразные модели поведения на все возможные случаи развития событий, мы действуем, однако, спонтанно, незапланированно. И … может быть именно поэтому иногда успешно? Но успех приходит откуда-то исподволь, во многом независимо от наших предварительных планов, расчетов и прогнозов. Если это действительно так, тогда почему бы не задуматься: а действительно ли наше поведение настолько разумно, насколько нам это кажется?!

При внимательном и беспристрастном изучении оказывается, что самое новаторское, самое уникально мудрое поведение человека в основе своей состоит из мощного и глубокого фундамента растворенных в недрах нашего интеллекта (души) инстинктов.
Человек, сочиняя вычурные проекты своих самых изощренных поступков, на самом деле всего лишь, более или менее сознательно, комбинирует друг с другом либо целые поведенческие наследственные комплексы, либо, расчленяя их на фрагменты, творит из них, как из «пазлов», поведенческие добавки, вставки, приставки, оконцовки, до неузнаваемости изменяющие стандартные наследственные программы поведения. Порожденный человеческой гордыней призрак произвольной разумной умственной деятельности скрывает от нас подлинную сущность человеческого разума —
выбор из необозримо гигантского генетического репертуара стереотипного поведения тех адекватных конкретным жизненным обстоятельствам данной человеческой особи «единиц хранения» (они же «модели поведения»), которые, в некоторой определенной конфигурации и уникальном взаимосочетании, единственно смогут удовлетворить актуальную потребность данного субъекта.

Творческие свойства человеческого ума, именуемые модным словечком «креативность», проявляются не в создании заново — с «нуля» — оригинальных «ответов» на требования ситуации, в которой очутился мыслящий субъект, а «всего лишь» в
• умном отборе из генетического арсенала инстинктов, адекватных данной ситуации,
• их анализе — расчленении на отдельные «рефлексы – операции – поступки»
• и новой — правильной — рекомбинации (реконструкции) поступков — из этих поведенческих «элементарных частиц», «на выходе» обеспечивающей необходимый результат.

При этом человеческий РАЗУМ никогда не работает обособленно от ВОЛИ, необходимой для торможения смежных тождественных инстинктов или их элементарных фрагментов – рефлексов, разбуженных многозначными и разнонаправленными сигнальными раздражителями — сразу и одновременно.

Архив наследственных программ, из арсенала которых сегодня человек формирует собственное поведение складывался на протяжении последних 30 млн лет. За этот период гоминоид, накапливавший в своей генетической памяти модели поведенческих стереотипов, по меньшей мере трижды существенно изменялся, приспосабливаясь к переменчивым требованиям капризной среды обитания, превращаясь из «чисто» животного (примата) — в полуобезьяну-получеловека и, наконец, в Человека Разумного. Все это время менялся не только внешний облик гомиинида, но и его внутреннее — психическое содержание — поведенческие стереотипы, постепенно усложнявшиеся и все более проникавшиеся Волей и Разумом.

Однако, нарастание скорости перемен приводило к тому, что новые программы поведения в изменчивой среде нередко противоречили старым, создававшимся для адаптации к совсем иным обстоятельствам. При этом избавиться от старых поведенческих стереотипов естественным образом было невозможно. Для этого требовалось очень много времени, в ходе которого «сама собой» старая модель поведения постепенно стерлась бы в памяти за ненадобностью. Долгая невостребованность устаревшего инстинкта истончила бы, ослабила и, в конце концов, разъединила нейронные связи фрагментов мозга, формировавшие старый тип поведения.
Такого времени ускорявшаяся эволюция не давала, поэтому в мозгу человекообразного существа поверх старых нейронных связей формировались новые — конкурирующие связи, не успевавшие «стереть», вытеснить своих оппонентов и вынужденные наслаиваться на них и сосуществовать вместе в океане безразмерной памяти, одновременно участвуя в разных поведенческих комплексах.

Так в душе человекообразного существа постепенно складывалась неоднородная и внутренне противоречивая гремучая (!) смесь очень разных, нередко антагонистических инстинктов, используемых нашими архаическими предками по наитию и все более требовавшая к себе серьезного отношения, а точнее — РАЗУМНОГО из них ВЫБОРА. В стихийных экспериментах по отбору и выбору из противоречивого и неоднородного репертуара инстинктов адекватных моделей поведения (адекватных новым требованиям среды) и формировался человеческий РАЗУМ и его неизменный и неминуемый помощник и «программное приложение» – ВОЛЯ, тормозившая и обуздывавшая после свершившегося выбора активность конкурентных инстинктов.

Здесь — в древней почве спорящих между собой инстинктов, формирующих поведение животного вида «Человек Разумный» и в искусстве манипулирования собственными психическими инструментами — «Разумом» и «Волей» — кроются корни ВСЕХ проблем нашей жизни.

ВСЕ люди генетически наследуют один и тот же репертуар инстинктов. Но каждый ПО-СВОЕМУ неповторимо и в разной степени искусно пользуется их арсеналом — в зависимости от того, как его этому научили родители, педагоги, тренеры, товарищи, супруги, начальники, командиры… одним словом — Ее Величество Жизнь.

(Продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор записи: didaktnik

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *