ГОПНИКИ.

Краткая история феномена.

Сперва мне попался на глаза этот короткий фильм:     https://www.facebook.com/TOKmedia.ria/videos/3073486752744816

И задел за «живое». Возникли мысли. И я поделился ими. Читайте. И задумайтесь. И попробуйте сделать что-то, если Вам небезразличны Ваши собственные дети. И просто дети – чужие, которые оказались ненужными своим родителям, чем пользуется сегодня немало нехороших людей.

  1. Молодежные банды, как феномен игры инстинктов.

Приведенные ниже ссылки адресуют Вас к текстам, объясняющим основные причины генетической «скандальности» молодежи в определенном возрасте.

https://56didactnik15.livejournal.com/36075.html
https://56didactnik15.livejournal.com/30731.html
https://56didactnik15.livejournal.com/31011.html
https://56didactnik15.livejournal.com/83998.html

Хотите понять: почему вчера еще такой послушный мальчик или девочка сегодня вдруг «взбесился» или «взбесилась» и его\ее «понесло по кочкам» – читайте. Там все понятно написано. И убедительно. Сомнений не остается.

2. Беспризорная молодежь – родовой признак урбанизации и капитализма?

Молодежные бунты – явление сравнительно новое: приходит вместе с капитализмом и урбанизацией. Именно так протекает в индустриальную и, особенно, постиндустриальную эпоху, социализация молодежи, утратившей связь с Семьей, с территориальной общиной, с государством.

В архаичные “деревенские времена” сельская молодежь не бунтовала против «предков» и их взрослой культуры. Просто другой культуры тогда не было. В сельской цивилизации социализация молодежи происходила иначе. Там было некогда бодаться с Миром Предков ввиду жесткой конкуренции со стороны Мира Природы, повседневно и ежемоментно угрожающего выживанию и требующего самоотверженного солидарного каторжного труда всей Семьи, включая малышей, которые еще, не надев портки, уже пасли птицу и помогали мамке в хлопотах по дому пока папка потел на пашне, мозолил ладони неводом или размахивал топором в лесу. Такая работа не оставляла уже ни сил, ни времени, ни желания даже на размышления о возможности хоть какого-либо протеста старшим. Да и кому протестовать? – Кормильцам? Защитникам? Прообразу Всевышнего?

В эпоху раннего капитализма, когда папки в лето уходили в города на заработки и в отхожие промыслы за такой нелишней копейкой в подмогу натуральному семейному хозяйству, а то и вовсе в солдаты на войну, 12-14-летним подросткам и вовсе приходилось становиться за старшего в доме. И это уже не просто помощь надорванной работой на мал-мала-меньше мамке. Это настоящая взрослая ответственность за судьбу Семьи – перед младшими, перед предками, перед людьми и, в конце концов, перед Всевышним.

3. Беспризорники и Советская власть.

Мировая война, тотальное бешенство взрослых, заигравшихся в революцию, обернувшуюся гражданской войной, разрушили тысячелетнюю русскую государственность, а заодно – следом – миллионы семей с их крестьянской культурой, сотни тысяч семей паразитического поместного барства и промыслово-торгового купечества. Миллионы детей и подростков, в одночасье выпавших из привычного семейного микрокосма и разбросанных кровавыми вихрями по гигантскому пространству Отечества, вдруг, повзрослев, стали самостоятельными. И тогда-то и родился впервые их собственный протест, пропитанный бессильной злобой на предавший их детство Взрослый Мир. Родился в уродливой форме уголовно-хулиганского беспредела – “уличной” формы борьбы за жизнь. И слился с потоком другой мести – «классовой» – лютой – взрослой, накопленной веками крепостного рабства, бюрократического бесправия и самодержавного чиновного хамства.

Однако, Советская власть очень скоро овладела разрушительной энергией молодежного бунта. Ею был использован аппарат имперской системы просвещения, модернизированный и обогащенный кадрами молодых поверивших в революцию творческих педагогов. Свободные от дореволюционных профессиональных догм и стандартов молодые учителя и воспитатели оживили систему новаторскими идеями и, что еще важнее – экспериментами. Небывалое в истории сотрудничество карательно-пенитенциарной (ЧК-ОГПУ-НКВД) и педагогической систем (Минпрос) дали бессмертный эксперимент А.С. Макаренко, превративший молодых уголовников в ответственных инициативных хозяев своей страны – убежденных и принципиальных строителей коммунизма. Эксперимент далеко не единственный. Кроме того, смело и творчески был использован педагогический потенциал политики – создана воспитательная система организованного с малолетства молодежного движения: октябрята-пионерия-комсомол.

В результате к 1941 году подросло поколение молодых строителей коммунизма – грамотное, физически закаленное, готовое к любым испытаниям и убежденное в приоритете интересов социалистического Отечества перед своими личными. Оно-то и приняло на себя удар объединенной буржуйской Европы, выдержало его, не прогнувшись, утопило агрессоров в своей крови (до Великой Победы из этого поколения дожили 2%) и победило, принеся себя целиком на алтарь Отечества.

Опробованная в первые пятилетки советская трудовая коллективная воспитательная модель работала в годы войны не только на фронте, но и в тылу, дав стране патриотические трудовые квалифицированные кадры, обеспечившие фронт оружием победы. А после войны те же юные трудовые руки и влюбленные в свою страну горячие доверчивые головы за пятнадцать лет не только возродили ее из руин и пепла, но и начали освоение космоса…

При всем при том и детская беспризорность, и уличная шпана, и гопота тоже существовали в СССР. Как феномен. Заметный. Какое-то время. Где уголовный мир всегда черпал свои кадры – там и тогда, где и когда не срабатывала государственная система коммунистического воспитания. И там, где теряла своих детей Советская Семья. Однако, все это происходило на обочине, на периферии всеобщего и гигантского по масштабам движения многомиллионного и многонационального советского общества к новому историческому типу цивилизации всеобщей коммунальной справедливости. Движения в целом успешного, поступательного, победного, хотя и не без своих особых огрехов, запинок, ошибок, неровностей и каверз. Болезни роста неизбежны. Тем более, когда растут социальные организмы таких масштабов.

4. Реставрация капитализма в конце ХХ века и возрождение детской беспризорности.

Коммунизм и Советская власть – феномены сложные и неоднородные. Как, в принципе, любая психиатрия.

В их глубинной психической основе – коммунальные инстинкты, выработанные миллионами лет Эволюции. Они автоматически – помимо воли и разума человеческого – «включаются» в критических жизненных ситуациях тотальных бед и стихийных бедствий, когда все привычные методы адаптации исчерпаны. Тогда стадные млекопитающие и, в том числе, человекообразные «не размышляя», сбиваются в кучу и слепо повинуются Вожаку, что бы он ни делал и куда бы за собой ни звал. В такие моменты судьбы стада всецело зависели от интуиции доминанта. И иногда интуиция выручала.

Ближе к поверхности интеллекта – на уровне разума – «сидит» в нас идеология. И, в том числе, т.н. «научный коммунизм» – не самая лучшая ее разновидность. Идеология – это система взглядов и мнений (идей) на некую проблему, собранная из «конструктора» элементов былого опыта и априорных догадок, иллюзий, надежд, аксиом, кажущихся на первый взгляд достоверными и убедительными – истинными, однако не имеющими под собой экспериментального обоснования, а потому очень рискованными и требующими проверки на уровне ограниченного лабораторного испытания, может быть и рискованного для экспериментатора, зато безобидного для носителей того самого «среднего соображения», которое обыватели Одессы предпочитают высшему образованию. Чтобы, если не оправдаются ожидания, не все бы пострадали. Иногда идеи несут в себе творческий потенциал, преобразующий консервативную Картину Мира, порождающий новые отрасли человеческого знания и практики. Но нередко, как и в случае с коммунизмом или с ИГИЛ, идеи способны сокрушать цивилизации и культуры.

Когда человек берется осуществить некоторую идею, он непременно рискует. Всегда. Все дело в масштабах риска. И в цене ответственности. Если эксперимент использует исключительно личные ресурсы, трагическая ошибка возможна. Но лишь в масштабах единственной судьбы. И это допустимо. Потому что без экспериментов не бывает прогресса. И подлинная наука это не только выращивание кабинетного геморроя. Эволюция – вообще сплошной эксперимент, длящийся сотни миллионов лет. Трагические страницы которого и издержки от нас сокрыты. Дабы не ужаснулись.

Наука тем и отличается от не-науки, что опирается на эксперимент и только после его удачного завершения и неоднократного (!) повторения оглашает приговор истинности или ложности предшествующих догадок и гипотез. И только потом формулируется Закон, ложащийся в основу регулярной новаторской социально преобразующей деятельности.

Если же «ученые» внедряют свои идеи в практику без предварительного экспериментального обоснования, исключительно вследствие религиозной веры в их совершенство и непогрешимость, это – шарлатаны. Или психопаты – шизофреники, обуянные маниакальным бредом. Как в случае с коммунизмом.

Изначально коммунизм в России, как и в Европе, взялись строить буйные социопаты, готовые доказывать истинность своих идей не локальными экспериментами с собственными рисками, а уголовным террором против всех инакомыслящих и тех, кто своими социальными характеристиками не вписывался в рамки доктрины их справедливого совокупного будущего. Что убедительно продемонстрировала вся трагическая история Советской власти в СССР.

Но трагедия моей страны не исчерпывается идиотизмом ее коммунистического руководства. Идиотизм тоже бывает разный. За 74 года Советской власти на троне империи «социализма» побывали социопаты разной степени образованности, начитанности и способности креативного мышления. Однако, в течение всей ее небольшой истории качества ума и способности мышления правящей верхушки неуклонно снижались. И если Ульянов-царь хоть как-то еще «тянул» на теоретика коммунистического бреда, хотя по глубине мышления ему было далеко до, к примеру, Г.В.Плеханова, не говоря уже о бородатых немецких классиках. Если Кровавый Иосиф, невзирая на дичайшие фобии преследования и манию величия, был блестящим администратором, знающим сказки про марксизм из первоисточников и способным их воплощать практикой государственного строительства, то уже царь Никитка был обыкновенным хамоватым клоуном, оседлавшим престол подковерными интригами и неописуемой личной подлостью. Сменивший его царь Леонид взошел на трон в силу собственного личного ничтожества и безобидности. Ему отдали престол именно потому, что никто из многочисленных претендентов не ожидал от него никаких пакостей при условии соблюдения всеми правил аппаратных игрищ. Для всех он был наименьшим злом. И потому мирно дожил в Кремле в почете и в комплиментах буквально до самого своего смертного дня. Его последыши – один за другим – чехардили на престоле до самого конца Советской власти. И никто-никто изо всей этой бессовестной и безмозглой шайки вождей после Кровавого Иосифа знать не знал и слыхать не слыхивали о теории коммунизма. Даже на уровне вузовского учебника. Поэтому все то, что эта братия вытворяла со страной было ни разу не про строительство коммунизма. Это были похабные вариации примитивного рассудка на темы коммунизма, про который они краем нетрезвого уха слыхивали в вольном пересказе райкомовских инструкторов отделов пропаганды на торжественных мероприятиях, политинформациях и лекциях в университетах марксизма-ленинизма.

При этом самым смешным было то, что это человеческое отребье, ни черта не смыслящее в коммунизме, искренне верило, что в самом деле оно его строит. И даже вот уже почти построило, провозгласив «развитый социализм». Когда они в-открытую стали предавать свой народ и память предков, сдавая в плен буржуям все, что не их кровью было завоевано в те страшные годы, они прозвали свое предательство «социализмом с человеческим лицом».  И лишь когда их языки устали склонять слово «социализм», а пропитые мозги запутались в поисках прилагательных, они признались, наконец, что нет у нас больше социализма. Никакого. А будет капитализм. И только.

Если бы они знали, что социализмом на самом деле в этой стране никогда и не пахло! То-то бы удивились.

Трезвый и свободный от пропаганды исследовательский взгляд на природу Советской власти в совокупности ее экономического и политического устройства помогает разглядеть ее подлинную сущность диктатуры (деспотии) корпорации капиталистов в лице административной верхушки «партии большевиков». Если освободить мозг от стереотипов кремлевского оппортунизма и исследовать «коллективную» – государственную и колхозно-кооперативную, а позже «общенародную» – собственность, то обнаружится, что распоряжался ею в Советском Союзе, а, значит и был Хозяином, не «советский народ», пребывавший все 74 года «своей» липовой власти в рабстве у советско-партийных чиновников, а т.н. «партийно-хозяйственная элита», которая в начале 90-х легко раздербанила народное «майно», откупившись от пролетариата приватизированными «хрущобами» и туалетной бумагой приватизационных сертификатов.

По существу дела никакой «реставрации» капитализма в начале 90-х не произошло. Сменился политический режим, обеспечив незыблемость экономических основ: либеральную диктатуру имперской партии заместила многопартийная либеральная демократия буржуинов, размножившихся за счет кооптированных в состав правящего сословия абонентов обкомовского «распределителя» рыночной шушеры, умевшей делать деньги «из ничего» и невзирая ни на что: спекулянтов-кооператоров, подпольных цеховиков и мозговитых уголовников. Иными словами, изменилось лишь качество дисциплины: страх казни и колючей проволоки за «тунеядство» был замещен страхом голодной смерти и безработицы.

В Природе не бывает чудес. Ее процессы за пределами воли и независимы от разума человека. Чудеса – это иллюзорные мыслевыделения – продукт особой деятельности человеческого мозга. Их качество зависит от его – мозга – здоровья и опыта. Здоровый мозг понимает, что для зарождения и созревания зародыша любого организма – естественного или общественного – необходимо время. И если его не хватило из утробы матери на свет появится недоносок. Которому нужны уход и забота. И тогда, может быть, существо имеет шансы выжить и кое-как прожить. Какое-то время. Как инвалид. Или случится выкидыш.

Кремлевские «мечтатели» могли сколько угодно тешить себя верой в «особый путь» России, способной, якобы, от дремучего феодализма одним махом перенестись в авангард современного капитализма, чтобы отчубучить социалистическую революцию. И может быть кому-то это покажется «научной теорией», порождающей особую «социальную инженерию» … Однако, с точки зрения психиатрии, перед нами – типичная параноидальная шизофрения со всеми ее типичными признаками:

– преобладанием галлюцинаторно-параноидных клинических картин, вытесняющих адекватное отражение объективной реальности (теории классовой борьбы, диктатуры дворников и кухарок, отмены «буржуазного» государства, отказа от денег, мировой революции и последующего коммунистического рая…)

– аффективное уплощение объективной реальности (вера в возможность изменить человечество с помощью разнообразного террора…),

– кататонические симптомы (ярко проявляются в ходе публичных выступлений вождей),

– враждебное и агрессивное поведение (политика тотального террора, страха и лжи),

– патологическая подозрительность (все и повсюду враги),

– напряжённость (хроническая готовность к агрессии или бегству),

– нетерпимость,

– раздражительность…

Овладевшие имперским государственным аппаратом безумцы чудовищным уголовным террором из крови и костей миллионов сограждан соорудили социальный рай – для себя и отдельно взятых собственных семей. И недолго прожили в нем. Искренне веря, что это и есть «развитый социализм». Пока в их дремучие мозги не проникло понимание, что тот «уровень жизни» и благосостояния, который они себе «выбороли» по сравнению с зарубежным буржуйским – это «уровень смерти».

И тогда начальство порешило: хватит социализма, даешь капитализм! Бобик сдох …

Смена дисциплинарного устава и качества управляющего страха, которым потомков рабов КПСС принуждали к труду, неминуемо отразились на системе казенного просвещения и воспитания. Вкладываться в обучение шибко грамотных стало не с руки. Тупые патриоты с «калашами», соскочившие в армию прямиком со школьной скамьи вышли из моды. Они по всем статьям не выдерживали конкуренции проплаченным профессионалам из ЧВК. «Пушечное мясо» обесценилось на фронтах современной войны. И годилось лишь для майданов – против бунтующих безоружных соотечественников. Если у журналюг отсохнут языки и плебс, разуверившись в «ящике», попрет на площади в поисках справедливости.

Пока русские буржуи держались скопом их коллективный капиталист был способен содержать гигантское государство с его масштабными проектами, титаническими расходами и затратами, порождавшими солидарную выгоду совокупного буржуинства: лучшую в мире систему обучения и воспитания рабов, лучшую в мире систему здравоохранения рабов (обученный и доверчивый раб – дорогое удовольствие, нуждающееся в бережном сохранении), как и лучшую в мире армию… Великая цель мировой революции и всемирного коммунизма требовала не только великих жертв от подданных, но и системы их гуманитарного обеспечения и компенсации, поэтому советская кремлядь в отличие от постсоветской не жалела казны на педагогику и медицину. Тем более, что казна была общей и считать ее безграмотные фанатики за все время своего бесноватого правления так и не научились. К тому же взятая на вооружение модель самодержавной государственности, принятая целиком – без существенных купюр и модификаций – по инерции, заложенной Великим Петром, не жалела инвестиций в медицину и образование. Особенно в условиях, когда гигантский чиновный аппарат был вынужден, согласно правилам игры в мировую революцию, учиться и лечиться заодно вместе со своим народом.

В 90-е годы обезумевшие от жажды наживы хозяева Руси покончили с колхозными формами социальности, а, значит, и инвестиций. В принципе. Слово «МОЕ» стало символом и знаком эпохи. Шизофрения сверхобогащения победила даже инстинкт самосохранения. И тогда вчерашние секретари, председатели и их уголовные холопы стали «экономить» даже на армии: забросили ее финансирование и вспоминали о нем лишь если с оборонных заказов было что урвать.

Но фоне потрошения армии, здравоохранение и просвещение убивались безжалостно – без тени сомнения. Верхушка буржуинов уже лечилась и училась за рубежом. Поэтому на отечественной медицине и образовании экономили беспощадно и всячески: урезая бюджеты или воруя. Жить на одну зарплату русскому чиновнику – западло. Не царское это дело. А чтобы не «изобретать велосипед», обновляя по-европейски медицину и просвещение, воспользовались опытом импортных «инструкторов», готовых им делиться щедро и безвозмездно.

«Неформалы» времен перестройки

«Беспризорность», что означает отсутствие «призора», присмотра, контроля за детьми, подростками, юношами со стороны взрослых – родителей и уполномоченных государством ответственных персон, в начале ХХ века обрушилась на страну неожиданно: вместе с революцией, а в конце столетия наступала постепенно. Все началось с ослабления надзора идеократического государства за молодежью, совпавшего с общей деградацией школы и всей системы казенного просвещения. Но если в педагогике лидерство, потерянное просвещенческими чинушами, перехватили педагоги-новаторы и, тем самым, местами сохранили авторитетное влияние лучших представителей отечественных педагогов на учащуюся молодежь, за пределами системы образования в области досужих «воспитательных мероприятий», где до сих пор царила монополия комсомола и пионерии, коммунистическая идея и порожденные ею формы массовой и групповой социальной активности начинают буксовать и скукоживаться, не выдерживая прямого и открытого соперничества с альтернативными идеалами и конкурентными «развлекухами», проникающими в информационное пространство страны из-за рубежа.

Молодежные группировки: стиляги, хиппи, панки, рокеры, металлисты, брейкеры, готы, люберы, казанские… стихийно возникают повсюду в качестве автономных заповедников молодежной субкультуры, куда взрослым – любым – хода нет. Единственными социальными институтами, способными противостоять этой культурной помойке, растущей на духовном пустыре, освобожденном коммунистической пропагандой, были Семья и Церковь – там и тогда, где и когда они сохраняли живыми свои сущности.

Пожалуй, во всех человеческих цивилизациях и культурах, как одна из самых-самых ценностей и главных сокровищ была и пребудет энергия молодежной «дури» или, говоря по-науке, энергия стихийной спонтанной активности новых поколений населения нашей планеты. С самых ранних пор маленькие сгустки антропоморфной биологической материи распространяют вокруг себя импульсы природной активности. Взрослые называют их «играми» и пытаются их организовывать, управлять, контролировать, обучая параллельно разнообразным полезным операциям и действиям, которые во взрослой жизни станут источниками удовлетворения жизненных потребностей. Совокупный опыт совместных игр с молодыми людьми, опыт их обучения и воспитания со временем выделился в отдельную профессию – «педагогику».

Педагогики бывают разные: семейные, школьные, спортивные, военные, ремесленные, музыкальные, танцевальные, вузовские, научные, традиционные, религиозные … В зависимости от целей, которые преследуют. Однако по своему социальному качеству есть лишь два типа педагогики: подлинная, гуманная – детская, стремящаяся в интересах ребенка выявить его способности и возможности и помочь, повзрослев, стать полезным самому себе. И есть «педагогика» фальшивая, лукавая, превращающая детей в слепое орудие враждебных им интересов взрослых мерзавцев, спекулирующих инстинктивным естественным доверием несмышлёнышей к взрослым, а также преступным безразличием родителей к судьбам потомков. Как например, болонские реформы отечественного просвещения, приносящие огромную выгоду хозяевам казенной системы «образования» и «воспитания», превращая будущих подданных буржуйской державы в тупых, трусливых, безразличных и покорных холопов, а также позволяя корпорациям негодяев разворовывать бюджет, выделенный государством для обеспечения потребностей детства своей страны.

Семейная беспризорность = аутизм: не нужны своим родителям.

Реставрация капитализма в России сопровождается феноменом «семейной беспризорности», когда дети лишаются родителей и их заботы, формально не покидая своих семей – при живых папе и маме.  Которые ходят на работу, одевают и кормят своих детей и даже (!) иногда спрашивают: ну как там в школе? Однако, на самом деле – в глубине души (а кто и когда там копался?) они заняты своими взрослыми делами – карьерами, политикой, личной жизнью, самореализацией… И во всей этой суете дети остаются на дальней периферии, на задворках взрослого образа жизни, как неудобное, но неминуемое приложение к ней. Как старики-родители, но похуже. Потому что у них еще нет собственных источников существования вроде пенсии. А, значит, следует проявлять заботу о них чаще, чем под Новый год и в дни рождения.

Дети во взрослых политических играх.

Однако официальные гнусности, творимые русскому детству буржуинской державой далеко не все, чем прославился отечественный дикий капитализм конца ХХ – начала ХХI века. Помимо чиновников есть еще много разных общественных и политических сил, охотно использующих безумную отвагу и новаторский авантюризм молодежи. Это и криминал, озабоченный подготовкой кадрового резерва, и не доигравшие в собственном детстве в войнушку взрослые – ряженые придурки: казачье, байкеры, «реставраторы», пейтблольщики, страйкболисты, футбольные фанаты, породившие украинскую титушню и подонков из «правого сектора», «навальнята» и прочая «наша» и «не наша» шпана.

За всем этим взрослым идиотизмом скрывается очевидная всякому вменяемому человеку подлость: желание использовать глупышей, рискнувших «по-приколу» поиграть во взрослые игры, в качестве живых щитов и громоотводов на случай прямого конфликта с государством. Киевский майдан убедительно доказал это. И продемонстрировал.

Использование свежего человеческого «мяса» доверчивых молоденьких дурачков в политических раскладах изобретено сравнительно недавно. Это входит в моду с возникновением современной войны, не требующей от воинов «взрослой» физической выносливости, силы и подготовки. В старые времена, чтобы ворочать тяжеленным оружием на поле боя, совершать утомительные переходы и переживать прочие «прелести» войны, нужно было быть взрослым зрелым специально подготовленным мужчиной. С возникновением современного стрелкового оружия – легкого и эффективного – военное ремесло стало доступно чуть ли не грудным младенцам. Разнообразные «пионеры-герои» покрыли себя неувядаемой славой не только в СССР. Следы их эпических подвигов встречаются повсюду: в Китае, в Сомали, в Палестине, в Ливии, в Чечне, в Сирии, в Кампучии, Вьетнаме… – всюду, где у взрослых хватило совести и ума втягивать в свои разборки несмышленышей.

«Небо над станцией Круты»: http://56didactnik15.livejournal.com/13906.html

В начале ХХI века всемирные спекулянты – транснациональные финансовые корпорации – решили избавиться от основного системного конкурента на мировое господство и превратить государственность в инструмент распространения своего могущества по планете. Для этого они повсюду стали ломать ей становой хребет, раскалывая изнутри ее институты, сталкивая их между собой и замещая исподволь суррогатами. Как армии, которые на наших глазах постепенно замещаются и вытесняются ЧВК. Тогда же было решено выводить молодежь на улицы и площади для протестов, чтобы расшатывать государственность глупыми и неумелыми руками. Расчет был верен и гнусен: у психически здорового взрослого человека никогда не поднимется рука причинить вред ребенку. Инстинкты не позволят. А потому, подставляя чужих детей под дубинки полиции, денежные барыги вовсе не рассчитывали на то, что «беркутня» и прочие «СОБРы» пожалеют малолеток. Напротив, они хладнокровно предвкушали кровавое месиво на асфальте и брусчатке. Которое не оставит равнодушными уличную толпу, а, главное, родителей, благоразумно сидящих по домам у телевизоров и не участвующих в протестном безумии. И вот тогда-то улицы захлестнет волна возмущенных избиением младенцев обывателей, которая сметет правительство и расчистит место у власти для денежного ворья.

Даже в уголовном мире насилие над ребенком расценивается, как «дно» – предел возможного. И карается предельно жестко и беспощадно. Поэтому нужно учиться хотя бы у уголовников принципиальности и строгости оценок и наказаний за вовлечение несмышленышей в уличные протесты. Ты меня слышишь, Навальный?! И не только он заслуживает быть загнанным «под шконку». Учредители и руководители фан-клубов, вербующие к себе дурачков-малолеток для стадионных и уличных потасовок, должны знать, что святая месть возмущенных родителей настигнет их везде. Без срока давности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор записи: didaktnik

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *