1. В.Ф. ШАТАЛОВА БОЛЬШЕ НЕТ. ОСТАЛОСЬ ИМЯ. И ПАМЯТЬ. ЧТО ТЕПЕРЬ С НИМ СТАНЕТ?

Эта публикация начинает серию мемориальных текстов, посвященных памяти замечательного человека, с которым Судьба свела меня однажды и вела по профессии всю оставшуюся жизнь. После моего отца В.Ф.Шаталов, несмотря на наши непростые противоречивые личные отношения, стал моим вторым Учителем в профессии и по жизни.

Содержание серии текстов, посвященных памяти В.Ф.Шаталова:

  1. В.Ф. Шаталова больше нет. Осталось Имя. Что теперь с ним станет?
  2. Организационно-методическая система интенсивного обучения В.Ф. Шаталова: педагогическая трагедия.
  3. Актуальность и несвоевременность (конфликтность) В.Ф.Шаталова и его дидактической системы.
  4. В.Ф. Шаталов и обабившаяся педагогика.
  5. Дидактика В.Ф. Шаталова в зеркале профессионального мнения: экспертиза.
  6. Загадка В.Ф. Шаталова.
  7. Последний осколок Советской школы или пятое колесо в системе образования буржуйской России.

Виктор Федорович Шаталов был Учителем: он знал свои предметы – математику, физику…, а позже и все прочее, чему учат в школе детишек. То есть, он сам знал то, чему учил своих учеников. И потому мог УЧИТЬ, а не делать вид, что учит, манипулируя конспектами, учебниками, наглядными пособиями и прочей хренотенью, чей антураж пылится в подсобках учебных заведений и извлекается для «открытых уроков», чтобы дать спектакль проверяющему начальству, изображая «мастерство» клоуна.

Шаталов знал то, чему учил своих детей. Поэтому ему не нужны были на уроках конспекты, учебники, справочники и иные пособия. Все это уже было в его голове. Не в компьютере. И поэтому, кстати, он был не против компьютеров на уроках, но ему самому они были не нужны. Все это уже было у него даже не в «кратковременной памяти», где прочел и … забыл. Все это было в его «памяти долговременной», где «сидит» все, что стало содержанием внутреннего непоколебимого органичного персонального знания человека – Картины Мира и Мировоззрения, которыми он делился – щедро и бескорыстно – со своими учениками. А учениками его могли стать все, кто хотел. Кто хотел учиться. Двери его классов были открыты. Всегда и для всех: приходи и учись. Если не страшно. Потому что учиться всегда страшно. Ведь прежде, чем начать чему-то учиться, нужно признаться себе, что чего-то не знаешь или не умеешь. А кому охота говорить о себе правду? Даже самому себе? Правда – это больно. И обидно. Причем всегда! Кому охота выглядеть дураком? Но все дело в том, что ученичество начинается с такого признания. Хотя бы и самому себе. Потому что другим это не интересно.

Так что не стесняйтесь – не бойтесь признаваться сами себе, что вам есть чему поучиться. Иначе придет какой-нибудь коронавирус, разгонит всех по домам, усадит к компьютерам… и вдруг (!) окажется: да они же не умеют наших детей учить эти, извините за выражение, «учителя»! Или, как они сами теперь стыдливо себя называют: «тьюторы-коучеры-репетиторы» …

Виктор Федорович Шаталов был Хорошим Учителем. Он мог научитьтех, кто хотел учиться. А учиться хотят все дети. Есть у них такой подарочек от Природы-Матери – инстинкт познания всего нового и интересного. Пока оно интересно своей новизной. И пока таких интересующихся не начали учить в школе – «учителя», обучающие по конспектам. Которые есть главный признак, что учитель знает то, чему учит и потому может и имеет право учить. Так решило начальство. Чтобы отличать – для себя – учителей, способных учить и учителей учить неспособных. Или способных, но слишком хорошо, как Шаталов. Что само по себе для начальства уже опасно, если слишком хорошо. Потому, что так уж было заведено у школьного начальства в Советском Союзе, а теперь – по наследству – в буржуйской Россиюшке с Украинушкой, что сперва в вузах всем раздают-продают дипломы учителей, а потом интересуются: кто же изо всей этой дипломированной банды умеет учить? На самом деле?

И поскольку дети попадали к Шаталову после начальной школы, где «учителя» всеми силами, три-четыре года подряд, день и ночь, в союзе с родителями убивали у них желание учиться, ему приходилось возрождать у них интерес к учебе «с нуля». И учить всему тому, чему так и не научила начальная школа. Пахать целину всегда проще, чем перепахивать чужую пахоту, которая обильно поросла сорняками и молодым подлеском отвращения к учебному труду, недоверия к горе-учителям и экзистенциального непонимания: зачем оно это все мне надо – учиться?

Поэтому Шаталов учил в четвертом-пятом классе не только математике с физикой, но и … читать-писать: по буквам, по складам, по фразам… А что делать? Ведь в начальную школу ее огрехи уже не вернешь! Потому что это же скандал! А скандалы Советская власть умела гасить. В зародыше! Ей это удавалось всегда и куда лучше, чем не давать к ним повода. Ведь это же Советская школа, где любой скандал – это сопротивление власти. А власть в СССР – это «Ленин-партия-ком-со-мол…!» Так кто тут у нас против партии?! Лаврентий Павлович, обратите внимание…

А еще Виктор Федорович Шаталов был Великим Учителем. Потому что доказал практически: УЧИТЬСЯ МОГУТ ВСЕ, а, значит, НАУЧИТЬ МОЖНО ВСЕХ, если учить правильно. И показал – всей своей жизнью – как это делается: учить правильно. И это было страшно – и для Советской власти, и для ее теперешних последышей, когда учителя в школе учат ВСЕХ ДЕТЕЙ. Потому что в этой стране ее начальству последние сто с лишним лет нужны не грамотные, а умелые, не умные, а послушные, не самостоятельные, а покорные, не мыслящие, а доверчивые… Поэтому комиссаров, комсоргов и секретарей там сменили на попов с тьюторами и репетиторами. Учитель, который учит ВСЕХ – это же смерти подобно. Для такой власти. Поэтому, даешь «индивидуальный подход» (!), где каждому ребенку – по мозгоклюву. Или как их теперь называют, чтобы без иностранного мата? – Тьюторы?! Тьфу! Ну зачем играть словами и менять привычного «учителя» на эту импортную гадость? Если только не для того, чтобы скрыть страшную правду: нет у нас нынче УЧИТЕЛЕЙ. Кончились. Старые повымерли. Новых обучить не умеем. Вот и привели в школу тьюторов – штрейкбрехеров – БРЕХЕРОВ. Потому что брехать – это все что умеет наша власть. Да, чуть не забыл, еще она умеет воровать. И хотя этому ее не учили, делает это она мастерски. Инстинктивно!

Почувствуйте разницу: Шаталов учил – один учитель учит всех. Сколько бы их ни было таких «всех»: 15-20-25-30-40-60 человек… Да сколько ни дай, всех научит. Он же Шаталов!

А нынешние – приставляют к каждому ребенку по репетитору, по тьютору, по тренеру, по коучеру … И что, учат? Тогда покажите мне: где они эти ученые? Только не в интернете показывайте. Покажите живьем! И дайте мне с ним поговорить – с наученным.

В.Ф. Шаталова, когда он ушел из школы, начальство стало любить куда больше, чем, когда он там работал. Потому что был живым укором всей системе образования – и Советского Союза, и его последышей – нынешних Украины с Россией. Потому что напоминал самим фактом своего существования, что на самом деле творится в учебных заведениях. А творится там хотя и многое, однако, к педагогике и обучению детей не имеющее никакого отношения. НИКАКОГО!  

Зато теперь, когда Шаталова не стало, имя его, или по-модному говоря, «бренд» весьма сгодится для украшения фасада того ничтожества, которым стала вся система отечественного просвещения. С которой всю жизнь боролся Виктор Федорович и которая теперь воспользуется его иконой для маскировки своей подлинной сути – лживой и омерзительной.

(Продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор записи: didaktnik

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *